Большой топонимический словарь Крыма

 

 

Теоретические основы топонимики Крыма

Топонимические варианты
географических названий Крыма

Варианты названий условно можно разделить на лексические и произносительные. Первые представляют собой неодинаковые по значению и звучанию слова: гора, например, может называться и Сююрю-Кая, и Узун-Сырт, а другая – Пахкал-Кая и Лысый Иван. Причин возникновения вариантов этого типа несколько:

  1. Рядом со словами исчезнувших языков, а также генотопонимами часто возникали более поздние, понятные людям названия живых языков: гора Кисломно (язык не установлен) переименована в Елхы-Бурун (ср. тюрк. ильк первый, «первоначальный по положению»), Серен-Су (генотопоним) – Чюрюк-Су (тюрк. «гнилая вода, речка»). На карту попадали разные названия одного и того же объекта, так как в соседних населенных пунктах его могли именовать по-разному или же при сборе топонимической информации происходили какие-либо недоразумения, взаимные недопонимания топографов и информантов.
  2. Варианты представляют собой слова разных языков. В одних случаях они возникали независимо друг от друга, и внутреннее содержание их не совпадало: перевал Каллистон (греч. «прекраснейший») – он же Вартын-Богаз (тюрк. «перевал с пропастями»); мыс Топрак-Кая (тюрк. «земляной мыс») – русское название Хамелеон. Массовое появление параллельных русских, а также украинских названий началось после 1944 г. в связи с депортацией крымских татар и приездом переселенцев. Эти новые топонимы обычно отражали какую-то характерную черту в облике географического объекта: гора Измаил-Кая стала называться Пика, гора Отлу-Кая – Дырявая, Дырковатая.
  3. В других случаях разноязычные варианты представляли собой буквальный перевод (так называемые кальки) с чужого языка на свой: река Микропотамо (греч.) – Кучук-Узень (тюрк.); то и другое со значением «малая река», причем есть и русскоязычная калька Малоречка. Топонимические кальки существовали всегда, но в послевоенные годы они стали возникать в массовом порядке, причем не столько в народной среде, (то есть естественным путем), а под административным нажимом. Авторам краеведческих работ, экскурсоводам, инструкторам по туризму настойчиво рекомендовалось давать в русском переводе ставшие «одиозными» тюркские названия. И вот гора Эчки-Даг стала Козьей, река Аузун-Узень – Ротовой (а потом – Розовой), река Коккозка – Голубой. Переводы часто были приблизительными, не раскрывавшими полностью внутреннего содержания топонима, элементарно неграмотными.

К произносительным вариантам относятся названия, близкие по звучанию: Чуюн-Илга и Чуин-Илга, Кая и Хая, Чучель и Цюцюль. В одних случаях они могли возникать в различных диалектах крымскотатарского языка: илга–джилга, яйла–джеляв, чешме–кешме, бурун–мурун, коба–хоба и т.д.

Случалось также, что звуки крымскотатарского и других тюркских языков, не имеющие аналогов в русском алфавите, передавались в разных источниках по-разному: Озен(ь) и Узен(ь); Ускут и Ускют; коз, кёз и кез. – Как результат записи топонимической информации на слух, при незнании собирающим лицом особенностей крымскотатарского языка, нередко возникали ошибочные написания: Кизил-Кая вместо Кызыл-Кая, Деликлы-Бурун вместо Деликли-Бурун.

Сходные по произношению, но разные по смыслу названия образовывались в результате так называемой ложной этимологии. Сталкиваясь с непонятным словом, люди часто заменяют его другим, похожим по звучанию, но понятным (немного «подправляют» топоним): гора Алча-Кая (генотопоним) стала называться Алчак-Кая (тюрк. алчак – низкий); гора Бойка (язык неизвестен) – Биюк-Оба (тюрк. «большая вершина») и Бойко (фамилия).

Топоним мог быть по-разному услышан лицами, собиравшими в разное время информацию для своих карт, и появлялись несовпадения между названиями одного и того же объекта. Немало ошибок возникало при гравировке надписей, переносе их с одной карты на другую: Айван–Ливан, Айваз-Кая – Ливаз-Кая – Ливез-Кая, Кушакларын – Кутакларын, Горданлы – Гарданлы – Гардачлы и т.д. Поскольку эти ложные «варианты» присутствуют в картографических источниках и может возникнуть потребность в справках о соответствующих названиях, многие из них (но не все) включены в словарь.

Прибегая к обобщающим формулировкам “тюрко-язычные топонимы, тюркские языки” (“тюрк.” в словарных статьях), составители исходили из того, что некоторые из топонимов, несмотря на то, что они совпадают со словами крымскотатарского языка, могли возникнуть еще в среде древних булгар, хазар, кыпчаков и других тюркоязычных племен и народов, находившихся в Крыму до формирования крымскотатарского народа.

Поскольку тюркские языки (от древних и средневековых до современных) очень близки, крымские татары обычно воспринимают все тюрко-язычные топонимы как свои, потому что у них в языке есть такие же или похожие слова. В большинстве случаев эти названия действительно могли родиться в крымскотатарской языковой среде, но отделить их от топонимов более древнего происхождения (тем более, что последние подверглись адаптации) очень сложно, почти невозможно.

Точно так же к различным хронологическим слоям относятся топонимы, принадлежавшие древнегреческому, новогреческому и крымским диалектам новогреческого (румейскому) языкам. При толковании их в словарной статье указывается просто “греч.”; иногда рядом приводятся и древне- и новогреческая формы, например, агиа – и айя – святая.

Согласно традиции, сложившейся для топонимов Крыма, двухкомпонентные и многокомпонентные топонимы пишутся через дефис и каждый компонент – с прописной буквы: Кара-Даг, Биюк-Мачин-Кая, Ай-Петри. Исключение сделано для отдельных названий, которые традиционно пишутся слитно, как, например, Таракташ, Кизилташ, Бахчисарай.

Тюрко-язычные топонимы часто состоят из двух и более слов. Наиболее распространены двусловные названия, в которых на первом месте в качестве определения стоит существительное, прилагательное или числительное, а затем следует географическое слово, которое обычно играет роль определяемого: Куш-Кая (куш – птица, птичий, кая – скала), Кара-Даг (кара – черный, даг – “гора; лес”).

Топоним, построенный по принципу существительное + существительное, иногда может иметь особую, так называемую изафетную форму, выражающую принадлежность, притяжательность. При этом первое слово получает аффикс родительного падежа -ин/ -ын, -нин/ -нын, – а ко второму добавляется один из аффиксов принадлежности 3-го лица: -и/ы, -си/сы, -ю/у, – например, Пахкалын-Каясы (из Пахкал и Кая), Аганын-Голю (из Ага и Голь). Изафет может быть неполным и распространяться только на одно слово: Уметин-Чокрак (из Умет и Чокрак). Название одного и того же объекта иногда существует в изафетной и неизафетной форме: в разных источниках встречаем Пахкал-Кая и Пахкалын-Каясы.

на верх страницы::Теоретические вопросы крымской топонимики::на главную


 
Универсальный словарь
поиск по алфавиту
А Б В Г Д
ЕЁ Ж З ИЙ К
Л М Н О П
Р С Т У Ф
Х Ц Ч Ш Щ
ЪЬ Ы Э Ю Я

 
Вернуться на "Киммерию"
Форма поиска топонимов
Словарик значений слов
Дополнительные материалы
Заметки по топонимике
Происхождение названий
Феномены топонимов
Топонимические тайны
Теоретические основы
Условия формирования
Лексика топонимов Крыма
Словотворный анализ слов
Топонимический полуостров
Взаимодействие культур
Топомика Крыма (статьи)
Топонимические прогулки - 1
Топонимические прогулки - 2
Топонимические прогулки - 3
Топонимические легенды
Библиографический список
 



Достопримечательности Крыма
-неизвестное об известном-

Судакская крепость в Судаке

Пещерные города Крыма - Эски-Кермен

Чёрное море природа рыбы птицы

 


© KWD 2002-2016 (при использовании материалов активная ссылка на сайт обязательна)
Администратор сайта - kimmeria@kimmeria.com

Яндекс цитирования